Согласно существующему законодательству уголовная ответственность за совершение следующих статей

Развитие законодательства об уголовной ответственности за экологические преступления Текст научной статьи по специальности «Право»


Развитие законодательства об уголовной ответственности за экологические преступления КАШЕПОВ Владимир Петрович, заведующий отделом уголовного и уголовно-процессуального законодательства; судоустройства ИЗиСП, доктор юридических наук, профессор Уголовная ответственность за совершение экологических преступлений наряду с экологическим контролем и другими средствами воздействия на правонарушителей, посягающих на установления природоохранного законодательства, является одним из наиболее действенных рычагов защиты интересов общества и государства в сфере обеспечения экологической безопасности и охраны окружающей среды в целом. В основе характеристики юридической ответственности в сфере рационального использования природных ресурсов и охраны окружающей природной среды лежит понятие экологического правонарушения, под которым понимается виновное противоправное деяние, нарушающее общее природоохранное законодательство и причиняющее вред окружающей природной среде, экологической безопасности и здоровью человека. Эколого-правовая уголовная ответственность как правовой институт представляет собой систему юридических норм, призванных обеспечивать эффективное применение и реализацию принудительных мер уголовно-правового воздействия на нарушителей установленного законом порядка использования природных ресурсов и сохранения благоприятных для человека условий окружающей среды. Особенностью данного правового института является его комплексность, так как в систему норм юридической ответственности входят не только нормы уголовного права, но и дополняющие их, создающие условия для реализации уголовно-правовых запретов нормы различных иных отраслей российского права: административного, земельного, лесного, водного, горного, природоохранного, гражданского и др.1 Развитие уголовного законодательства о противодействии экологическим преступлениям претерпело в XX — начале XXI в.

значительные изменения. Иным стал подход к общественной и правовой оценке экологических правонарушений. Прежнее уголовное законодательство было ориентировано в основном на борьбу с расхищением природных ресурсов. Оно рассматривало природную среду как своеобразную «кладовую» сырьевых ресурсов, отдавая приоритет экономическим интересам общества перед экологическими, и игнорировало защиту интересов здоровья человека, представляющую особую важность.

До конца 1960-х гг. проблема охраны природы от загрязнения считалась санитарной, а не экологической.

Лишь в 1980-е гг. применительно к атмосферному воздуху и водным ресурсам вопросы охраны окружаю- 1 Эти вопросы привлекают внимание как экологов, так и специалистов в области теории уголовного права (см.: Боголюбов С.

А. Экологическое право. М., 2009; Дубовик О.

Л. Экологическая преступность в Российской Федерации: состояние, тенденции и связи с транснациональной, коррупционной и организованной преступностью // Криминологический журнал.

2010. № 1; Желваков Э. Н. Экологические правонарушения и ответственность.

М., 2009). щей среды от загрязнения стали оцениваться и регулироваться как экологические. При разработке УК РСФСР 1960 г.

ни законодатель, ни правоприменители не осознавали достаточно четко специфику окружающей среды как объекта посягательства и не выделяли экологические преступления в самостоятельную группу преступных посягательств. Экономической ценности природных ресурсов и их материальной полезности для общества и государства было придано главенствующее значение, поэтому большая часть составов экологических преступлений содержалась в главе «Хозяйственные преступления».

Первоначально в УК РСФСР были включены лишь несколько составов преступных посягательств на окружающую среду (ч. 2 ст. 98, ст. 99, 149, 150, 160, 161, 163—169, 223, 230), рассредоточенных по различным главам: «Преступления против собственности» (гл. 5), «Хозяйственные преступления» (гл.

6),

«Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения»

(гл.

10). По сравнению с УК 1926 г. сменивший его УК 1960 г. был дополнен четырьмя составами, касающимися загрязнения водоемов, производства лесосплава и взрывных работ с нарушением правил охраны рыбных запасов, причинения вреда природным объектам, взятым под охрану государства, и незаконной разработки недр.

В то же время из числа многих лесонару-шений, за которые предусматривалось наказание по ст. 85 УК 1926 г., осталась уголовно наказуемой только порубка леса при условии предварительного применения мер административного или общественного воздействия.

Однако когда лесонару-шения стали массовым явлением, законодатель дважды в течение 1962 г.

расширял рамки применения ст. 169 УК РСФСР. В 1970—1990-е гг. законодатель неоднократно дополнял перечень экологических преступлений. Так, Ука- зом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 декабря 1972 г. была введена ст. 1661 «Продажа, скупка, обмен шкурок пушных зверей», а Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 июля 1974 г.

была введена ст. 1661 «Продажа, скупка, обмен шкурок пушных зверей», а Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 июля 1974 г.

— ст. 1671

«Нарушение законодательства о континентальном шельфе СССР»

и ст. 2231

«Загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей или для живых ресурсов моря, либо другими отходами и материалами»

. Эти изменения были обусловлены участием СССР в Женевской конвенции о континентальном шельфе 1958 г., подписанием в 1973 г.

Конвенции по предотвращению загрязнения вод моря с судов, платформ и других сооруженных в море конструкций.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 30 марта 1988 г. гл. 10 УК РСФСР была дополнена нормами об ответственности за нарушение правил обращения с радиоактивными материалами (ст.

2232— 2235). Также была принята новая ст. 2301, устанавливающая ответственность за жестокое обращение с животными, содержание которой в известной мере связано с охраной живых существ природы.

С 1991 г. начинается процесс обновления законодательства с учетом иных идеологических подходов, в частности с позиций признания приоритета человеческих ценностей, необходимости сбалансирования интересов экономики и экологии, что нашло отражение прежде всего в принятии 19 декабря 1991г.

Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды». В 1992 г. в УК РСФСР вводится новая ст. 1672 «Самовольная добыча янтаря». В 1993 г. принимается ст. 2221, устанавливающая ответственность за нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими или другими биологическими агентами и токсинами, а в 1996 г.

В 1993 г. принимается ст. 2221, устанавливающая ответственность за нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими или другими биологическими агентами и токсинами, а в 1996 г. — ст. 1673—1678, заменившие ст.

1671 в целях усиления уголовно-правовой защиты континентального шельфа России.

В 1994 г. в ст. 149 включена норма об ответственности за загрязнение лесов. В этот период непрерывно идет накопление данных об отдельных признаках преступных посягательств на окружающую среду в судебной практике, в рамках которой нередко разрабатываются элементы новых составов экологических преступлений, нашедших впоследствии закрепление в уголовном законодательстве.

В теории уголовного права экологические посягательства на окружающую среду постепенно выделяются в самостоятельную группу уголовных правонарушений, претендующих на собственное место в системе уголовного права2. При их обособлении и научной классификации учитывались особенности объекта посягательства, способы совершения преступления, связанные с производственным процессом (загрязнение, повреждения, противоправное использование различных материалов), и субъективные признаки составов преступлений (корыстные мотивы, вандализм, должностные).

К середине 1990-х гг. выявились некоторые пробелы в развитии экологического законодательства, в частности УК в недостаточной мере учитывал качественные изменения характера экологических преступлений: повышение их общественной опасности, распространение организованной преступности, появление группировок, специализирующихся на совершении корыстных высокодоходных экологических преступлений, широкое использование новейших достижений науки и техники (информационных технологий, химических веществ, автомототранспорта, вертолетов, оптических приборов и других технических средств). Не получила должного развития и 2 См.: Дубовик О. Л., Жалинский А. Э. Причины экологических преступлений.

М., 1988. тенденция к отражению норм международного права, уголовно-правовых стандартов по охране природы, не была специально выделена ответственность за совершение ряда международных экологических преступлений или преступлений международного характера (экоцид, трансграничные перевозки особо опасных веществ, загрязнение морской среды, территории сопредельных государств).

Общая характеристика современного законодательства об особенностях уголовной ответственности за совершение экологических преступлений предполагает анализ состояния его источников, структуры, основных новелл и нестандартных решений вопросов законодательной техники.

Следует отметить, что в результате внесения многочисленных поправок в гл. 26 УК РФ из 17 содержащихся в ней статей не осталось ни одной сохранившей свое первоначальное содержание. Изменения были разнонаправленными, касались различных характеристик содержания и признаков составов экологических преступлений.

Совершение этих преступлений отличается высокой степенью латентности. Эффективность уголовно-правового влияния на состояние предупреждения и противодействия им представляется весьма проблематичной. Фиксированная судебная практика минимальна и не поддается системному анализу.

Поэтому изучение происходящих в этой сфере уголовного права законотворческих явлений представляет, по нашему мнению, определенный теоретический и правоприменительный интерес. Необходимо отметить, что в науке экологического права и подотрасли уголовного права, исследующей проблемы уголовной ответственности за совершение экологических преступлений, отсутствует единая концепция идей и принципов эффективных действий правоохранительной системы государства в области охра- ны окружающей природной среды, рационального использования природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности. Ответа на этот вопрос в действующем законодательстве не содержится.

Потребность в такой концептуальной обобщающей идее, отвечающей принципу устойчивого развития человечества, протекающего в условиях гармоничного, научно управляемого взаимодействия природы и общества, является велением времени.

Между тем в начале 1990-х гг. в условиях перестроечных и реформаторских настроений, преобладающих в российском обществе, появились сторонники «новой» концепции экологического права, отрицающие укоренившиеся ранее теорию и методологию решения вопросов уголовно-правового подхода к противодействию преступным посягательствам на безопасность внешней среды, основанного на признании единства подотраслей природоресурсного и природоохранного права, и пытающиеся «вывести» природоресурсную подотрасль экологического права в сферу действия гражданского права.
в условиях перестроечных и реформаторских настроений, преобладающих в российском обществе, появились сторонники «новой» концепции экологического права, отрицающие укоренившиеся ранее теорию и методологию решения вопросов уголовно-правового подхода к противодействию преступным посягательствам на безопасность внешней среды, основанного на признании единства подотраслей природоресурсного и природоохранного права, и пытающиеся «вывести» природоресурсную подотрасль экологического права в сферу действия гражданского права.

Следует признать, что объявление природных ресурсов исключительно имуществом, т.

е. объектом купли-продажи, нарушает естественное право каждого человека пользоваться благами природных ресурсов страны, ведет к ограничению конституционных прав граждан.

Отчуждение в целях удовлетворения социально-экономических потребностей части природных ресурсов из природной среды в имущество (т. е. преобразование экологической категории в экономическую) влечет снижение уровня охраны экологических интересов населения страны.

Сопротивление общественности попыткам неконтролируемой приватизации водных и лесных ресурсов при обсуждении соответствующих законодательных проектов показало реальность подобных рисков нарушений научно обоснованного баланса качества природной среды, сохра- нения ее природного естественного состояния. Следовательно, необходима защита природоохранных интересов путем применения не только административно-правовых методов, но и комплекса средств уголовного права.

При этом общая тенденция к экологизации различных отраслей права распространяется и на уголовное законодательство. В настоящее время основными источниками правовой регламентации уголовной ответственности за экологические преступления в Российской Федерации являются: УК РФ 1996 г., различные акты федерального экологического законодательства, уточняющие пределы ответственности и признаки составов конкретных экологических преступлений, а также постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г.

№ 14

«О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»

и от 23 ноября 2010 г.

№ 26

«О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов»

.

iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Все составы преступлений в действующем УК РФ, сформулированные по признаку выполняемых ими функций, относящихся к природопользованию и охране окружающей среды, можно разделить на три категории: специальные экологические составы, смежные и дополнительные.

Специальные экологические составы сформулированы в гл. 26 «Экологические преступления» УК РФ (ст. 246—262). К специальным экологическим составам относятся также составы, перечисленные в иных главах Кодекса: нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики (ст.

215), сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ст.

237), жестокое обращение с животными (ст.

245), экоцид (ст. 358). Смежными составами преступлений в области природопользования и охраны окружающей среды следует считать те, которые выполняют экологические функции лишь при определенных обстоятельствах объективного порядка: отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140); регистрация незаконных сделок с землей (ст.

170); террористический акт (ст. 205); нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ (ст. 216); нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст.

217); нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий (ст.

218); нарушение требований пожарной безопасности (ст. 219); незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами (ст.

220); хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ (ст. 221); незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта (ст. 234); нарушение санитарно-эпидемиологических правил (ст.

236); нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов (ст.

269); планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353); разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения (ст. 355); применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст.

356). Эти составы приобретают экологическое значение лишь тогда, когда в результате совершаемых противоправных действий нарушаются правила природопользования и причиняется вред окружающей среде. Некоторые составы, не являясь по своей природе экологическими, при определенных обстоятельствах также могут быть использованы в целях охраны окружающей среды. К дополнительным составам сле- дует отнести преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления: злоупотребление должностными полномочиями (ст.

285), превышение должностных полномочий (ст. 286), служебный подлог (ст. 292), халатность (ст.

293). Преступления, предусмотренные этими статьями, могут применяться к тем должностным лицам, которые своими действиями или бездействием способствовали причинению вреда окружающей среде. Глава 26 «Экологические преступления» включена в состав разд. IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» УК РФ с учетом родового объекта экологических преступлений (экологическая общественная безопасность и экологический общественный порядок).
IX

«Преступления против общественной безопасности и общественного порядка»

УК РФ с учетом родового объекта экологических преступлений (экологическая общественная безопасность и экологический общественный порядок).

УК РФ был ориентирован на признание окружающей природной среды биологической основой жизни, здоровья и деятельности человека. Эта глава включает статьи, предусматривающие ответственность за посягательства на окружающую природную среду в целом (ст. 246—248, 262) и посягательства на отдельные ее компоненты (ст.

249—261). Отметим следующие новации в сфере уголовно-правовой борьбы с экологическими преступлениями: 1) обособление специальной гл.

26 в структуре Особенной части УК РФ; 2) введение в УК термина «экологические преступления», правда, без разъяснения его содержания; 3) уточнение целей норм, устанавливающих ответственность за совершение экологических преступлений; 4) расширение и более четкое определение круга непосредственных объектов преступных посягательств; 5) конкретизация перечня предметов экологических преступлений.

Изменился подход к общественной и правовой оценке экологических преступлений, которые стали рассматриваться как посягательства на человека и на все живое на Земле посредством разрушительного воздействия на среду обитания.

По сравнению с УК 1960 г. в УК 1996 г. закреплено семь новых составов: нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246), нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов (ст.

247), порча земли (ст. 254), уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу РФ (ст. 259), нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов (ст. 262), сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ст.

237), экоцид (ст. 358). В то же время проведена декриминализация некоторых составов преступлений, в частности это касается статьи о самовольной добыче янтаря, частей первых ст. 163 и 166 УК РСФСР, устанавливавших ответственность за простое браконьерство и фактически не применявшихся на практике, а также дублировавших нормы КоАП РСФСР.

Одним из направлений реформирования главы об экологических преступлениях становится интеграция составов. Так, впервые в уголовный закон введены в качестве двух самостоятельных составов преступные нарушения правил охраны и использования недр и самовольная застройка площадей залегания полезных ископаемых.

Вследствие близости объектов преступного посягательства они объединены в ст.

255 «Нарушение правил охраны и использования недр» УК РФ. Теперь нарушение правил разработки недр частными лицами не влечет уголовной ответственности. Это деяние декриминализировано (ст. 167 УК РСФСР). В статье 255 УК РФ изменен круг действий, в процессе совершения которых могут быть нарушены правила охраны окружающей среды при проектировании, размещении, строительстве, вводе в экс- плуатацию горнодобывающих предприятий, самовольной застройке площадей залегания полезных ископаемых.

167 УК РСФСР). В статье 255 УК РФ изменен круг действий, в процессе совершения которых могут быть нарушены правила охраны окружающей среды при проектировании, размещении, строительстве, вводе в экс- плуатацию горнодобывающих предприятий, самовольной застройке площадей залегания полезных ископаемых. Основания уголовной ответственности ограничены только деяниями, причиняющими значительный ущерб. В одну статью объединены такие правонарушения, как нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ст.

249 УК РФ) и незаконная добыча морских млекопитающих и водных животных и растений (ст. 256 УК РФ). Иную характеристику последствий и других квалифицирующих признаков мы находим в ст. 251 УК РФ, к новациям которой относятся: указание на нарушение правил выбросов в атмосферу загрязняющих веществ как способ совершения преступления; установление ответственности за любое изменение природных свойств воздуха, а не только за его загрязнение; изменение перечня последствий преступления (причинение вреда здоровью человека).

Новеллой в российском уголовном законодательстве явилась ст. 262 УК РФ, установившая уголовную ответственность за нарушение режима особо охраняемых государством территорий и природных ресурсов.

К этим объектам относятся: государственные природные заповедники, заказники, национальные парки, памятники природы, ботанические сады и другие особо охраняемые территории, изъятые из хозяйственного и иного общедоступного использования.

Наказание в виде обязательных работ увеличено с 240 до 480 часов.

Следует обратить внимание на проблему конкуренции составов экологических преступлений, имеющую немаловажное значение при квалификации составов.

Преступление, предусмотренное в ст. 246

«Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ»

УК РФ, носит общий характер и не охватывает конкретные составы преступлений, содержащихся в гл.

26 УК РФ. Известно, что в случае конкуренции общей и специальной норм применению подлежит последняя (ч.

3 ст. 17 УК РФ). В связи с этим можно говорить о неоправданной конкуренции между собой различных норм гл.

26 УК РФ, что негативно сказывается на уровне юридической техники при формулировании ряда составов, ведет к созданию заведомо «мертвых» в смысле практического применения норм, многие из которых четко не разведены с аналогичными нормами, содержащимися в иных главах УК РФ. В целом в УК РФ 1996 г. втрое увеличилось число уголовно-правовых норм об опасных деяниях, связанных с причинением вреда природной среде и здоровью человека. В соответствии со ст. 15 УК РФ 1996 г.

о категоризации преступлений экологические правонарушения относятся в основном к группе преступлений средней тяжести. Исключение составляют лишь деяния, предусмотренные ч.

3 ст. 247 УК рФ, ч. 3 ст. 260 и ч. 3 и 4 ст. 261 УК РФ, которые, исходя из установленных ими санкций, могут быть отнесены к категории тяжких. Сопоставление санкций за экологические преступления в УК РСФСР 1960 г.

и УК РФ 1996 г. (с последующими изменениями и дополнениями) позволяет сделать вывод о существенном снижении верхнего предела наказаний в действующем Кодексе: верхний предел самого строгого наказания снижен в 11 из 38 составов гл.

26 УК РФ. С позиций оценки уровня пенали-зации и реформирования санкций за экологические преступления констатируется усиление дифференциации уголовной ответственности в зависимости от характера и опасности содеянного, его последствий, личности подсудимого, происходит уточнение и расширение перечня смягчающих и отягчающих обстоятельств. Произошло существенное возрастание размеров наказания имуще- ственного характера и разнообразия мер наказания, не связанных с лишением свободы. Расширен перечень альтернативных санкций за счет включения и увеличения размеров штрафа (до 500 тыс.

руб.), обязательных работ (до 480 часов), принудительных работ (до пяти лет лишения свободы). Существенную роль в углублении этого процесса сыграл Федеральный закон от 7 декабря 2011 г.

№ 420-ФЗ, которым в значительной мере были реформированы санкции статей гл. 26 УК РФ. Большая часть предусмотренных этой главой альтернативных санкций составов преступлений была дополнена новым видом наказания — принудительные работы; также расширен выбор видов наказаний, увеличен размер штрафа при назначении обязательных работ.

Полными данными о применении предусмотренных нормами гл.

26 УК РФ наказаний мы не располагаем.

В Обзоре деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2010 г. о судебной практике по уголовным делам, связанным с рассмотрением судами экологических преступлений3, даже не упоминается, что также свидетельствует об определенной недооценке состояния судебной практики по рассматриваемой категории дел.

Обобщение иных источников информации позволяет сделать вывод, что в целом наказания за совершение экологических преступлений, не связанные с лишением свободы, применяются примерно к 99% осужденных по ст. 246—251, 254, 258 УК РФ. На практику применения судами уголовных наказаний влияет конкретизация ранее известных и введение новых квалифицирующих обстоятельств совершения экологических преступлений, влияющих на оценку степени их общественной опасности: причинение вреда здо- 3 См.: Российская юстиция. 2011. № 9. С. 56—71. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . ровью человека (ст. 246, 248, 250, 251, 254 УК РФ); существенного вреда здоровью (ст.

247, 252 УК РФ); причинение по неосторожности смерти человеку или массового заболевания людей (ст.

247, 248, 250—252, 254 УК РФ); причинение существенного вреда водным биологическим ресурсам, окружающей среде, зонам отдыха либо другим охраняемым законом интересам (ч.

2 ст. 252 УК РФ); причинение массовой гибели животных (ст. 247 УК РФ), причинение существенного вреда животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству (ст. 250 УК РФ); совершение преступления в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (ст.

247, 250, 254 УК РФ), либо на территории заповедника или заказника (ст. 250 УК РФ); совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой лиц (ст. 256, 258, 260 УК РФ); совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения (ст.

256, 258, 260 УК РФ). Расширена сфера применения уголовно-экологических норм за счет отражения в законе разнообразия охраняемых объектов, видов и областей человеческой деятельности, иного уточнения в названиях статей и их диспозициях предметов посягательства: во-первых, в число предметов преступного посягательства впервые включены критические местообитания организмов, занесенных в Красную книгу РФ, иные морские млекопитающие, а также особо охраняемые природные территории; во-вторых, уточнен нормативно-правовой порядок деятельности, связанной с использованием окружающей среды или оказанием на нее воздействия, продолжена дифференциация объективной стороны ряда составов (проектирование, размещение, строительство, ввод в эксплуатацию и эксплуатация объектов, медицина, фармацевтика, сельское хозяйство, спе- циализированные работы, транспорт, опасные виды работ).

Отличием юридической техники гл. 26 УК РФ является использование специфического понятийного аппарата и детального описания элементов состава преступления, закрепление широкого спектра преступных последствий, многие из которых описываются с помощью оценочных категорий: «существенный вред», «значительный ущерб», «значительные размеры», «крупный ущерб», «иные тяжкие последствия», «другие охраняемые законом интересы».

Толкование этих понятий дается в примечаниях к ст.

260, 261 УК РФ и в разъяснениях Верховного Суда РФ.

Анализ норм гл. 26 УК РФ позволяет утверждать, что изменения, внесенные за последнее десятилетие, коснулись почти всех элементов содержащихся в ней составов. Они отражают многие новые явления экономических отношений, развития технологий, угрозы общественной безопасности современных преступных посягательств.

Так, в ряде составов экологических преступлений являются обязательными такие признаки объективной стороны, как место совершения преступления (зона экологического бедствия, территория заповедника и т.

п.), способы совершения преступления (применение взрывчатых или химических, радиоактивных веществ), которые могут выступать в качестве обстоятельств, отягчающих ответственность. Место преступления определяется указанием на его социально-политическую и административно-территориальную принадлежность (ст. 253 УК РФ — континентальный шельф, исключительная экономическая зона), географические, топографические признаки (ст.

261 УК РФ — лесные массивы, ст.

250 УК РФ — поверхностные и подземные воды), особый правовой режим (ч.

2 ст. 256 УК РФ — открытое море).

В статьях 256, 258 и 260 УК РФ предусматривается ответственность за преступления, совершенные с использованием служебного положения, и, следовательно, содеянное квалифицируется без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления либо за злоупотребления полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой организации. По субъективной стороне экологические преступления характеризуются наличием как умышленной, так и неосторожной вины.

В большинстве составов экологических преступлений вина сформулирована в форме косвенного умысла.

Прямой умысел закрепляется в ст. 256, 258 УК РФ. Неосторожная форма вины упоминается в ст. 247, 249—252, 261 УК РФ. Если лицо имеет цель путем воздействия на природную среду причинить вред людям, то в зависимости от направленности и содержания умысла его действия следует рассматривать как более тяжкое преступление: экоцид (ст.

358 УК РФ), диверсия (ст. 281 УК РФ) или как преступление против жизни и здоровья граждан (гл. 16 УК РФ). Мотивами умышленных преступлений, выражающихся в уничтожении, повреждении, разрушении природных ресурсов частными лицами (ст.

145, 261, 262 УК РФ), могут быть месть, хулиганские побуждения, искаженные потребности самовыражения и др.). Наряду с общим субъектом (физическим вменяемым лицом, достигшим 16-летнего возраста) упоминается и специальный субъект, т.

е. лицо, в обязанности которого входит выполнение определенных действий по организации работ, контролю, принятию мер безопасности либо осуществлению деятельности в силу занимаемого им положения или выполняемого поручения (ст. 246— 249 УК РФ). Практика применения норм уголовного закона не в полной мере отвечает требованиям борьбы с преступлениями экологического харак- тера, а также развивающимся природоохранительным общественным отношениям и потребностям защиты окружающей среды в новых условиях рыночной экономики.

Следует заметить, что нарушение уголовных законов об охране природы связано с недостатками самой уголовно-правовой системы, необходимостью ее приведения в соответствие с другими отраслями права.

В связи с этим гл. 26 УК РФ за годы своего существования претерпела определенные изменения. Федеральным законом от 25 июня 1998 г.

№ 92-ФЗ ч. 2 ст. 24 УК РФ была изложена в новой редакции, поэтому уточнена форма вины в ст.

249 и 251 УК РФ. Так как в большинстве составов гл.

26 УК РФ не определялась форма вины в совершенном преступлении, то при буквальном толковании ст.

246— 252, 254, 259 и 262 уголовная ответственность при неосторожном причинении указанных в этих статьях последствий исключалась. Введение Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ такой новеллы, как исчисление размеров штрафа и величины ущерба от преступления в четко фиксированных денежных суммах, вызвало необходимость поправки практически всех санкций норм гл.

26 УК РФ. Примечание к ст. 260 УК РФ, определяющее значительный размер незаконной рубки лесных насаждений, изменялось в 2001, 2003, 2006 и 2008 гг.

Эта тенденция была продолжена Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ, которым мера наказания в виде принудительных работ была включена в санкции 21 состава гл. 26 УК РФ. Критерии разграничения ряда составов преступлений гл.

26 УК РФ и правонарушений гл. 8 КоАП РФ вызывают критические замечания. В частности, предлагается законодательная корректировка нормы об уголовной ответственности за нарушение правил выброса в атмосферу загрязняющих веществ, если эти деяния повлекли загрязнение или иное изменение природных свойств воздуха (ст.

251 «Загрязнение атмосферы» УК РФ). Действующая конструкция этого состава не позволяет четко отграничить его от нормы ст.

8.21 «Нарушение правил охраны атмосферного воздуха» КоАП РФ. В качестве последствий этого деяния указывается нарушение правил выброса в атмосферу загрязняющих веществ сверх предельно допустимых нормативов. И в том и в другом случае речь идет о нарушении правил выброса, т.

е. имеет место необоснованная тавтология. Не указаны в ст. 251 УК РФ и такие возможные тяжкие последствия, как усыхание лесов, отравление земли, гибель животных и др.

По статье 254 «Порча земли» УК РФ загрязнение вредными продуктами хозяйственной или иной деятельности вследствие нарушения правил обращения с опасными веществами наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб., а порча земли в результате нарушения правил обращения с пестицидами и иными опасными для здоровья людей и окружающей среды веществами согласно ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ влечет возможность наложения административного штрафа на граждан в размере от 1500 до 2000 руб.

Среди мер юридической ответственности в противодействии экологическим преступлениям наряду с мерами административной и гражданско-правовой ответственности особое значение приобретает применение мер уголовной ответственности.

Усложнение криминогенной ситуации в экологической сфере вызывает обоснованное стремление мировой общественности предотвратить преступления, связанные с загрязнением окружающей среды. Для обеспечения повышенного уровня контроля со стороны государств в сфере экологической безопасности внешней среды европейскими государствами принята Конвенция о защите окружающей среды посредством уголовного права, заключен- ная в Страсбурге 4 ноября 1998 г. и сыгравшая существенную роль в унификации уголовно-правового законодательства в области установления ответственности за экологические преступления.

Важным шагом в направлении совершенствования уголовно-правовых норм на уровне Европейского Союза явилось также принятие 19 ноября 2008 г. Директивы Европейского парламента и Совета «Об охране окружающей среды уголовным правом», содержащей значительное число новелл, которые должны быть учтены законодательством стран — участниц ЕС4.

К числу факторов объективного и субъективного порядка, свидетельствующих о несовершенстве законодательства об уголовной ответственности за экологические преступления, следует отнести наличие следующих обстоятельств. Имеет место пробельность в правовом регулировании общественных отношений в данной сфере, которую требуется устранить. Современное законодательство об уголовной ответственности не учитывает в полной мере значение социально-экологической сущности природных объектов как основы жизни и деятельности населения, проживающего на соответствующей территории Российской Федерации.

Налицо несоответствие уголовного законодательства положениям новейшего экологического законодательства.

Так, в Федеральном законе «Об охране окружающей среды» не указаны категории видов экологических правонарушений, влекущих применение мер административной и уголовной ответственности.

Это обстоятельство влечет возникновение серьезных проблем при определении и разграничении составов уголовных преступлений и административных правонарушений, что негативно влияет на эффективность правоприменения, соблюдения федерального 4 См.: Дубовик О.

Л. Экологическая преступность в Европе. М., 2010. С. 9. и регионального экологического законодательства.

В связи с этим следует поддержать предложение о необходимости включить в названный Закон статью, определяющую виды экологических правонарушений как в области природопользования, так и в природоохранной сфере. С учетом этих общих положений следует зафиксировать во всех природоресурсных законах требования об ответственности за правонарушения, касающиеся охраны и рационального использования объектов природы. К проблемам правоприменения относятся также неопределенность текста самого уголовного закона, обилие в нем признаков и понятий, трудно поддающихся расшифровке; множественность бланкетных диспозиций и признаков, определение содержания которых требует обращения к труднодоступному массиву нормативных правовых актов смежного экологического и природоресурсного законодательства5.

Глава 26 УК РФ нуждается в дальнейшем совершенствовании. Ряд ее норм фактически не применяется в судебной практике и относится к разряду «мертвых». Санкции схожих между собой по степени общественной опасности преступлений не согласованы друг с другом, а за некоторые опасные преступления предусмотрены более мягкие наказания, чем за менее тяжкие.

Так, за загрязнение вод 5 См.: Круглов В.

В., Гаевская Е. Ю. Об эффективности мер уголовной ответственности в области охраны окружающей среды, использования и охраны природных ресурсов в РФ // Российский юридический журнал. 2011. № 4. (ч. 1 ст. 250), за загрязнение атмосферы (ч. 1 ст. 251) и незаконную охоту (браконьерство) ч.

1 ст. 258 УК РФ предусмотрено назначение ареста на срок от 3 до 6 месяцев. Экологические преступления, в результате которых причинен вред жизни, здоровью, природной среде, хозяйственной деятельности, зачастую наносят больший ущерб, чем преступления против личности, экономические и иные, но лишь три из них отнесены к тяжким (ч. 3 ст. 247, ч. 3 и 4 ст. 261 УК РФ).

Отсутствуют нормы об ответственности за ряд общественно опасных деяний: за экологическую контрабанду, незаконный ввоз в целях захоронения ядерных отходов, экологический терроризм, незаконную торговлю и вывоз животных и растений, занесенных в Красную книгу. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Библиографический список Боголюбов С. А. Экологическое право. М., 2009. Дубовик О. Л. Экологическая преступность в Российской Федерации: состояние, тенденции и связи с транснациональной, коррупционной и организованной преступностью // Криминологический журнал.

2010. № 1. Дубовик О. Л., Жалинский А. Э. Причины экологических преступлений. М., 1988. Дубовик О. Л. Экологическая преступность в Европе.

М., 2010. Желваков Э. Н. Экологические правонарушения и ответственность. М., 2009. Круглов В. В., Гаевская Е.

Ю. Об эффективности мер уголовной ответственности в области охраны окружающей среды, использования и охраны природных ресурсов в РФ // Российский юридический журнал. 2011. № 4. Российская юстиция.

2011. № 9.

Принцип справедливости

Регулирование принципа справедливости осуществляется в рамках статьи 6 УК РФ. Особо важную роль играет справедливо вынесенное решение суда по отношению к подсудимому: строгость наказания должна зависеть от совершённого им проступка и степени серьёзности наступивших в результате деяния последствий.

При рассмотрении принципа справедливости возникают два аспекта, которые нельзя оставлять без внимания:

  • Уравнительный аспект, суть которого сводится к тому, что все граждане равны перед законом, вне зависимости от их социальной, расовой, половой или религиозной принадлежности. За совершение одного и того же деяния в равных условиях граждане РФ получат одно и то же наказание.
  • Дифференцирующий аспект, суть которого сводится к тому, что при анализе каждого совершённого правонарушения необходимо учитывать множество сопутствующих факторов (умысел, мотивы, цели, внешние факторы, обстоятельства форс-мажор и пр.). Любое правонарушение, к примеру, нанесение вреда здоровью, может осуществляться по разным причинам и в результате воздействия различных факторов. Поэтому мера наказания по отношению к тому, кто намеренно нанёс увечья кому-либо, и к тому, кто сделал это случайно, будут различными.

На первый взгляд, эти два принципа противоречат друг другу, но, на самом деле, суть принципа справедливости сводится к тому, что любое противоправное деяние должно рассматриваться индивидуально.

Правоохранительными органами и судом должны рассматриваться все обстоятельства данного уголовного правонарушения, так как именно от результатов расследования будет зависеть справедливость выносимого судом приговора. Стоит учитывать такие факторы, как:

  1. положение преступника в обществе и пр.
  2. влияние внешних факторов и обстоятельств непреодолимой силы;
  3. возраст преступника;
  4. наличие у преступника корыстных мотивов;

Во многих случаях наиболее справедливым решением является снисхождение суда или вынесение приговора об условном сроке отбывания наказания.